Rambler's Top100
         
ГлавнаяНовостиКонтакты    
Наши услуги
Разделы сайта
Поиск
Рейтинги и счетчики
Rambler's Top100
Реклама

SmartSection is developed by The SmartFactory (http://www.smartfactory.ca), a division of INBOX Solutions (http://inboxinternational.com)
Тематические статьи > Лесная неразбериха

Лесная неразбериха
Опубликовал(а) Администратор 30/04/2008 (5564 прочтений)
Лесная неразбериха

С начала будущего года необработанный лес фактически будет заперт внутри страны высокими таможенными пошлинами, а лесопользователи окончательно заживут по новому Лесному кодексу. В этих условиях велик риск, что участники отрасли не успеют построить достаточно перерабатывающих мощностей для поглощения всех объемов древесного сырья на внутреннем рынке и в 2009 году в лесозаготовительном бизнесе может разразиться кризис.



Россия, как известно, самая лесистая страна в мире. Общая площадь лесного фонда составляет 1180 млн га, на которых насчитывается около 82 млрд куб. м древесины, это более одной пятой всех мировых запасов. По объемам заготовки леса Россия занимает четвертое место в мире, вырубая примерно 187 млн куб. м древесины в год, но при этом ее доля на мировом рынке продукции лесопромышленного комплекса составляет всего 3—4%. Несоответствие объясняется тем, что порядка 50 млн куб. м леса в год до последнего времени уходило из страны в необработанном виде: десятки лесопромышленных предприятий и целлюлозно-бумажных комбинатов в соседних Китае и Финляндии построены специально для переработки российского сырья. В прошлом году государство наконец решилось вплотную заняться изменением регулирования лесозаготовки с тем, чтобы стимулировать бизнес вкладываться не в вывоз круглого леса, а в глубокую переработку древесины. По разработанному Минпромэнерго проекту концепции развития лесной отрасли, к 2020 году Россия будет выпускать в 2—3,5 раза больше продукции глубокой деревообработки, чем сейчас.

Добиться этого власти собираются, прописав более четкие и ясные правила взаимоотношений лесопользователей с владеющим лесными ресурсами государством, а также сочетая тарифное регулирование и фискальные преференции для внутренних инвестиций в отрасль.

В феврале 2007 года правительство выпустило постановление №75 о повышении вывозных таможенных пошлин на необработанный лес (кроме березы диаметром до 15 см), предполагающее трехшаговую комбинацию. В июле прошлого года таможенные сборы на круглый лес и древесину минимальной степени обработки увеличились с 6,5% от задекларированной стоимости товара до 20%, а в апреле этого года пошлины подросли до 25%. И наконец, с 1 января 2009 года экспортеры необработанного древесного сырья получат мат — пошлины поднимутся до 80% от таможенной стоимости древесины (не ниже 50 евро за куб. м), фактически это заградительный уровень. Отметим, что сейчас, по данным Петрозаводской таможни, средняя цена кругляка, экспортирующегося через нее, уже составляет около 34,5 евро, по данным Братской таможни — около 58,5 евро за кубометр. Вместе с кнутом правительство предложило и пряник: для инвесторов, чьи вложения в лесопереработку будут особенно крупными, предусмотрен льготный режим «приоритетных инвестпроектов». В результате применения этих мер отрасль больше не будет делиться на лесозаготовительный и лесопромышленный сегменты. Скорее всего, большинство сырьевиков преобразуются в вертикально интегрированные компании, у которых лесозаготовка останется в качестве upstream. Конечно, лесозаготовительные компании могут и не строить переработку, полностью переориентировавшись на обеспечение промышленных компаний на внутреннем рынке, но с наибольшей степенью вероятности следует ожидать, что они все-таки выйдут из бизнеса. Например, вице-губернатор Красноярского края Андрей Гнездилов сказал «Профилю»: «Что касается организаций, которые не нацелены на развитие переработки, мы ожидаем, что с 2009 года самостоятельный лесозаготовительный бизнес они свернут и перейдут на оказание заготовительных услуг более крупным корпорациям либо будут ориентироваться на другие виды бизнеса». Чтобы поддержать на плаву небольшие заготовительные предприятия в Красноярском крае, принято решение о выделении субсидии малому бизнесу, вкладывающему в лесопереработку 30% стоимости приобретаемого оборудования, но не более 600 тыс. рублей.

Изменения правил игры в лесной отрасли вызвали бурную реакцию на рынке. Более состоятельные лесозаготовительные компании срочно достраивают и модернизируют перерабатывающие заводы. Например, в квартальном отчете компании «Миннеско» (крупный экспортер сибирского круглого леса, входит в подконтрольную Александру Катунину, выходцу из «Евраз Груп», группу MS United) в главе «Риски эмитента» сообщается: «Ожидаемый рост пошлин на экспорт круглого леса в России может значительно повредить бизнесу эмитента, так как с 1 января 2009 года компания не станет экспортировать круглый лес по причине убыточности этого направления деятельности, что может привести к значительному снижению объемов выручки». Объем экспорта круглого леса составляет 37% от объема производства «Миннеско», а пиломатериалов — только 15—20%. Уже с этого года компания планирует перевести сырьевые потоки с экспорта на снабжение строящихся предприятий по производству фанеры, однако в «Миннеско» не уверены, что успеют до конца года ввести в строй все заводы. Если в зоне риска оказались крупные лесозаготовители, что уж говорить о более мелких, которые сейчас бросили все силы на рубку кругляка, чтобы успеть до конца года экспортировать как можно больше сырьевой продукции. Началась яростная суета и в нелегальной заготовке древесины. Черные лесорубы стараются до 1 января 2009 года заработать как можно больше. Например, по данным Рослесхоза, в Пермском крае за последние два года объем незаконной вырубки леса увеличился вдвое.

На недавнем заседании Лесного совета при правительстве покидающий Белый дом премьер Виктор Зубков возмутился: как же получилось, что, несмотря на новое законодательство, в этом году российский экспорт необработанной древесины в Китай по сравнению с прошлым годом вырос на 20%, а из 200 инвестпроектов по глубокой переработке древесины одобрено только 13? На первый взгляд может показаться, что резкое увеличение вывоза древесного сырья в КНР свидетельствует о том, что в области регулирования лесного законодательства Россия пошла неверным путем. Однако оптимисты утверждают, что преимущества нового законодательства проявятся только через несколько лет. С 1 января будущего года, вероятно, объем несанкционированной рубки леса должен уменьшиться, потому что с такими пошлинами невыгодно будет экспортировать даже ворованный лес. А результаты от реализации инвестпроектов будут заметны только через несколько лет. Период строительства лесоперерабатывающего предприятия составляет 2—3 года, а целлюлозно-бумажного комплекса — как минимум 5—7 лет.

Но чтобы отрасль могла благополучно пережить сложный период падения доходности, когда экспортная выручка от продажи круглого леса исчезнет, а новые предприятия еще не начнут приносить доходы, в законодательстве должны быть устранены нестыковки, осложняющие жизнь законопослушных лесопользователей.

«Профиль» попытался определить ключевые проблемы, с которыми столкнулись отраслевые игроки. Из-за противоречивости Лесного кодекса и его подзаконных актов значительная часть лесопользователей, скорее всего, не успеет вовремя оформить всю документацию, чтобы заниматься лесозаготовками в соответствии с новым законодательством. Также возникли проблемы у фирм, реализующих приоритетные инвестпроекты. У большинства компаний документы для получения преференций так и не дошли до правительства, застряв на региональном уровне, а те предприниматели, чьи проекты уже утверждены правительством, в некоторых случаях не могут получить положенные по закону преференции. Если к 1 января 2009 года все эти проблемы не будут урегулированы, мы получим нечто похожее на внедрение системы ЕГАИС, из-за нежизнеспособности которой в начале прошлого года встали почти все производители крепкого алкоголя.

Законный интерес


Новый Лесной кодекс был принят еще в 2006-м и вступил в силу в прошлом году. Основное значение документа заключается во введении в гражданско-правовой оборот прав аренды лесных участков (после покупки на аукционе пользователь может отдавать эти права в залог или продавать), а также в передаче значительной части полномочий по управлению лесным фондом региональным администрациям.

Однако полностью новый кодекс вступит в силу лишь в 2009 году, три года отсрочки власти дали лесопользователям для подготовки к работе по новым правилам. Как это часто бывает в России, переходный период получился некомфортным. Судя по информации, собранной «Профилем», так считают большинство лесозаготовителей, хотя среди предпринимателей публично на эту тему готовы говорить лишь некоторые лесопромышленные компании, в частности лидер российского ЛПК Группа «Илим» (подробнее — в интервью на с. 27). А, например, такие крупные компании, как подконтрольный Банку Москвы «Инвестлеспром» или лесозаготовительные фирмы «Миннеско» и «Тернейлес», отказались дать официальные комментарии по данному вопросу. Впрочем, застенчивость крупнейших отраслевых игроков особого удивления не вызывает, они практически никогда не дают комментариев СМИ. Боязнь публичности, отсутствие прозрачности — это старая болезнь отрасли, которая долгое время находилась в тени, без внимания властей и инвесторов, зато под пристальным взглядом рейдеров.

Руководитель лесной программы НКО «Гринпис Россия» Алексей Ярошенко оценивает качество подготовки нового законодательства не очень высоко: «Многие требования законов и правил направлены не столько на сохранение лесов или обеспечение удобства граждан, сколько на обеспечение удобства чиновников при обращении с гражданами или предпринимателями». Например, очень много волокиты возникает при перезаключении договоров аренды в соответствии с Лесным кодексом: отраслевым игрокам необходимо переоформить согласно новым правилам планы лесоустройства (рубки, лесовосстановления и мероприятия по уходу за посадками), затем субъекты Федерации должны свести эти планы воедино и представить региональные планы лесоустройства в Рослесхоз. Но большинство лесопользователей начали работать над планами только в начале этого года, поэтому очевидно, что к концу года они завершить работу не успеют.

По информации Группы «Илим», в ряде регионов до сих пор нет Лесного плана и регламентов деятельности, и если к 1 декабря этого года документы не будут готовы, в первом квартале будущего года лесопользование станет незаконным. «Чтобы к 1 декабря эти документы получили юридический статус — а, по нашим подсчетам, все необходимые подготовительные процедуры займут не менее четырех месяцев, — срок смещается на 1 июля, ну, на 1 августа как предел», — отмечают представители «Илима». По мнению Алексея Ярошенко, масштаб проблемы более чем серьезен: в России свыше 12 тыс. арендаторов лесных участков, из них около 4,5 тыс. арендуют их для заготовки древесины. «В конце 2008 года периоды временной недееспособности значительной части предприятий-арендаторов могут совпасть, что может отчасти парализовать законное лесопользование», — поясняет эксперт.

Кроме того, проблемы при оформлении планов лесоустройства могут быть усугублены из-за того, что основная информация — планы предыдущих рубок на участках лесного фонда, различные карты и базы данных — до недавнего времени консолидировалась в государственных лесоустроительных экспедициях. Сейчас эти экспедиции объединились во ФГУП «Рослесинфорг», при этом право на составление лесных планов предполагалось сделать коммерческим объектом и продавать на конкурсах. Однако бывшие монополисты крайне неохотно делятся данными с коммерческими структурами, даже за деньги, что объективно замедляет процесс составления документации. В Рослесхозе «Профилю» эту проблему прокомментировали следующим образом: «Рослесинфорг» не виноват, что регионы «слишком медленно запрягают». Агентство давно перечислило им все субвенции и типовые планы документов, а властям субъектов Федерации нужно было только запустить конкурсы на составление планов лесоустройства. Например, у лесопользователей Вологодской и Нижегородской областей документы давно готовы, а вот Пермский и Приморский края вообще еще не проводили конкурсов. В этой связи Рослесхоз предлагает забрать право распоряжаться лесами у самых неторопливых регионалов и вернуть его на федеральный уровень.


Учет и контроль


Лесозаготовители не в восторге и от инициатив Рослесхоза по борьбе с незаконными вырубками. Эти предложения агентство собирается передавать в правительство вместе с пакетом поправок в Лесной кодекс для рассмотрения на весенней сессии Госдумы. Отметим, что сейчас в ЛК тема контроля над незаконной рубкой леса не затронута вообще. Как это вышло и почему — отдельная история. Однако и судьбу поправок, которые должны бы закрыть эту дыру в кодексе, отнюдь нельзя считать решенной положительно. По мнению отраслевых игроков, некоторые из представленных Рослесхозом поправок могут значительно снизить рентабельность лесопереработки и заготовки. В частности, речь идет о создании пунктов учета и контроля заготовленной древесины, расположенных вне леса. По идее они должны играть роль своего рода лесной таможни. Именно там предполагается клеймить бревна, оформлять лесные накладные, подтверждающие легальность происхождения древесины, и вести учет рубок с последующим занесением данных в электронную базу. Рослесхоз предполагает уже в этом году реализовать пилотный проект по созданию учетных пунктов во Владимирской и Нижегородской областях, а к 2010 году распространить систему «обмера и обвеса» на всю Россию. По подсчетам специалистов Рослесхоза, внедрение такого проекта позволит уменьшить нелегальный оборот древесины в 2—3 раза. Большинство лесопользователей считают, что создание пунктов значительно снизит рентабельность заготовки древесины, так как в случае их малочисленности приведет к заметному удлинению транспортного плеча. Алексей Ярошенко тоже предлагает исключить положение о создании пунктов из пакета поправок и дополнений, которые предполагается внести в Лесной кодекс. «Легализация незаконно заготовленной древесины путем подмены документов, смешения партий древесины разного происхождения и другими способами возможна и в лесу, еще до того, как эта древесина будет вывезена на дороги общего пользования и минует ближайший пункт учета и контроля». В Рослесхозе «Профилю» сказали, что предложение по созданию пунктов окончательным не является и ведомство готово продолжить обсуждение создания системы борьбы с незаконными рубками с представителями бизнеса.

Но так или иначе, поправки по борьбе с лесным воровством желательно принять как можно скорее. Масштабы незаконных рубок за последнее время значительно выросли. Только по официальным данным, в 2007 году объемы левого леса увеличились более чем на 30% (реальная динамика роста оценивается экспертами еще выше). К примеру, в Приморском крае в каждом вагоне, идущем на экспорт, неучтенный объем загрузки составлял от 20 до 420 куб. м. По оценкам Рослесхоза, из-за хищений леса за 2006—2007 годы Россия понесла ущерб в размере около 25 млрд рублей. Не стоит надеяться и на то, что нелегальная заготовка древесины прекратится, после того как в январе 2009 года вырастут экспортные пошлины на круглый лес. Желающие минимизировать затраты на заготовку леса просто переориентируются на внутренний рынок.

Помимо создания пунктов учета программа борьбы с лесным воровством предусматривает предоставление лесничим полномочий по борьбе с незаконными рубками в рамках рассмотрения дел об административных правонарушениях. По словам замначальника управления инвентаризации и оценки состояния лесов Рослесхоза Алексея Ермоленко, с 2005 по 2007 год за законностью рубок леса следил Росприроднадзор, и в этот период вместо 83 тыс. лесников браконьеров по всей России искали всего 680. Теперь права по управлению и надзору за лесами вернулись в регионы, но у лесников еще нет полномочий по составлению протоколов о нарушениях в лесу, нет права носить и применять оружие, законом не предусмотрено материальное поощрение за раскрытые преступления.

В пакете поправок к лесному законодательству также предполагается ужесточить наказание за нарушения в области лесопользования и оборота древесины. Например, внести в Уголовный кодекс ответственность (до 6 лет лишения свободы) не только для черных лесорубов, но и для тех, кто скупал у них продукцию, а также за незаконную транспортировку круглого леса. По мнению представителей бизнеса, программу следовало бы дополнить инновационными методами спутникового слежения за незаконными рубками. Некоторые крупные компании, например Группа «Илим», уже внедрили подобные технологии для контроля за состоянием лесного фонда и движением лесовозного транспорта по арендованным ими участкам. Также игроки отрасли предлагают заменить или дополнить запретительные экспортные пошлины на круглый лес добровольной сертификацией лесов.


Между осиной и березой


Еще одна проблема, которая в перспективе станет серьезным затратным фактором для лесопользователей, — это необходимость восстанавливать леса на арендованных участках после рубок.

По словам председателя совета директоров «Дальлеспрома» Тимофея Хряпова, точки заготовки древесины все больше удаляются от пунктов перевалки и переработки. В результате дополнительные вложения лесопользователей в строительство лесных дорог составляют в среднем 3 млн рублей за километр. Высокие расходы на вывозку древесины провоцируют лесопользователей вести концентрированные, приисковые рубки, чтобы получить побольше ценного материала, и это приводит к деградации лесных насаждений и обесцениванию земель лесного фонда. При восстановлении леса естественным путем, как правило, на месте коммерческого леса вырастают малоценные породы. «Все это увеличивает срок окупаемости любого инвестиционного проекта и ставит под сомнение его целесообразность. Если бы лес на вырубленных делянках качественно восстанавливался, это повышало бы капитализацию участка, — считает глава «Дальлеспрома». — Ведение плановой, научно проработанной и целенаправленной хозяйственной деятельности позволило в Новой Зеландии довести оборот рубки на участке леса до 26—30 лет, хотя ранее оборот составлял 100 лет. У нас на Дальнем Востоке сегодня оборот рубки составляет 120—140 лет. У «Дальлеспрома» из 4 млн га более 2,5 млн в настоящее время вообще недоступны. Эта площадь была взята в аренду под налаживание крупного перерабатывающего производства, над чем мы сейчас и работаем (проект выходца из «Евраз Груп» Александра Абрамова. — «Профиль»). При этом для освоения этих лесных земель требуются значительные вложения и усилия — лесоустройство на данных участках не проводилось более 30 лет».

Стоит отметить, что «Дальлеспром» применяет инновационные методы лесовосстановления по собственной воле, потому что до 1 января 2009 года лесопользователи не несут ответственности за ненадлежащий уход за восстановленными на их участках ценными породами и не должны финансировать за свой счет посадки и уходовые мероприятия. По мнению одного из собеседников «Профиля», сейчас некоторые арендаторы сажают лес, но эффект от лесовосстановления проявляется, только если уход за лесами производится в 2—3 приема. Санкт-Петербургский НИИ лесного хозяйства проводил исследование в СЗФО: если в лесопосадках не проводить уходовые мероприятия, будет расти только осина и береза — так же, как если бы лесовосстановление не проводилось вовсе.

Единственный крупный скандал из-за невыполнения обязательств по созданию лесных культур и рубок ухода в молодняках связан с входящим в холдинг «Инвестлеспром» Сегежским ЦБК. Проверяя состояние лесопользования в Республике Карелия, чиновники Рослесхоза выявили, что в 2005—2007 годах целлюлозно-бумажный комбинат посадил только 30% лесных культур от необходимого по условиям лесорубочного билета количества, а рубки ухода в молодняках провел на 40%. «При этом заданные объемы лесовосстановительных работ уже изначально были значительно занижены лесхозом-арендодателем. На территории, арендуемой Сегежским ЦБК, в последние годы сложилась практика истощительного лесопользования. Это полностью противоречит принципам, заложенным в новой редакции Лесного кодекса РФ, и в будущем может оставить предприятия Республики Карелия без лесного сырья», — отмечают в Рослесхозе. По итогам проверки Рослесхоз обратился в Российский национальный офис Лесного попечительского совета (FSC) с требованием аннулировать международный сертификат добросовестного лесопользователя, выданный Сегежскому ЦБК.


Пряники из опилок


Чтобы стимулировать бизнес развивать переработку в лесной индустрии, кроме кнута (увеличения вывозных пошлин на круглый лес) правительство запаслось и парой пряников. В первую очередь речь идет об отмене ввозных пошлин на деревообрабатывающее оборудование и машиностроительное оборудование для производства лесозаготовительной техники, а также о льготах, предоставляемых участникам крупных инвестпроектов согласно постановлению №419 «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов». Участники приоритетных проектов должны получать лес в аренду без проведения аукциона, а стоимость аренды определяется в пределах 50% от минимальной стоимости участка. Также на региональном уровне инвесторы могут рассчитывать на преференции по налогам на прибыль, землю и имущество. Судить об эффективности этих поощрительных мер пока рано, но уже сейчас очевидно, что о взрывном росте инвестиций в отрасль речи не идет. Большинство так называемых приоритетных инвестпроектов по созданию комплексов глубокой переработки древесины с объемом инвестиций более 300 млн руб пока застряли на уровне согласования в регионах, там находится около 200 заявок. Еще 26 заявок уже прошли согласование в Минпромэнерго, и 13 из них утверждены правительством.

Еще один вопрос: как обеспечить все приоритетные инвестпроекты древесным сырьем? Пока проектов всего 13, однако по мере увеличения их количества понадобится передел существующих арендных лесных участков, считает Алексей Ярошенко. «В период массового переоформления договоров аренды, особенно под административным давлением со стороны органов управления лесами, такой передел возможен — но он неизбежно приведет к вымиранию значительной части малого и среднего лесного бизнеса с соответствующими последствиями для экономической жизнеспособности лесных деревень и поселков», — говорит он.

Аналитик ИГ «АнтантаПиоглобал» Анна Крылова отмечает, что пока реализацией инвестпроектов в России занимаются компании, у которых экспорт круглого леса не был приоритетным. Это или российские лесопромышленные холдинги, или их иностранные коллеги, закупавшие в России сырье для своих производств, например финские компании, закупавшие в РФ около 20% необработанного леса, Ruukki и UPM, или шведская Stora Enso. Из крупных лесозаготовителей в деревообработку вложились MS United и «Тернейлес». В частности, Анна Крылова отмечает масштабную инвестпрограмму «Тернейлеса» стоимостью $150 млн. Аналитик ИТС Lesprom Network Анастасия Копылова говорит: «Хорошо, когда в бизнес инвестируют профильные компании — у них есть репутация, опыт работы на рынке, каналы сбыта, постоянные партнеры. Однако когда инвестиционная привлекательность отрасли растет, появляются новые участники из непрофильных сегментов бизнеса». Она считает, что для адаптации более 2 тыс. экспортеров круглого леса к новой ситуации может быть достаточно 2—3 лет. Отметим зависимость: чем мельче предприятие, тем сложнее для него становится развитие деревообработки. Поэтому в отрасли ускорится процесс построения вертикально интегрированных холдингов за счет объединения активов с целью повышения конкурентоспособности на рынке. В среднесрочной перспективе благодаря новой стратегии развития лесопромышленного комплекса положение лесопереработчиков улучшится, считает аналитик. Но ожидать, что из-за уменьшения экспорта кругляка резко снизится стоимость сырья на внутреннем рынке, не стоит.

Навигация по статьям
Война против ГМО будет проиграна Следующая статья
  
ОВОС | ООС | СЗЗ | ПНООЛР | ПДС | ПДВ | ШУМ | КЛАСС ОПАСНОСТИ | РЕКУЛЬТИВАЦИЯ | УЩЕРБ | ЭКОПАСПОРТ
Copyright © 2006 Ecomoscow
javset